• Гость. Приятно видеть Вас на нашем форуме!

Тропинки улиц

Призрак Долины

NPC
Команда форума
Best answers
0
Здесь нет широких каменных мостовых дорог, по которым бы ездили кареты. Такая дорога только одна и она пролегает в стороне от центра города. По этим же тропинкам ходят жители города. Они всегда чисто выглядят и по ним уютно прогуливаться, рассматривая причудливые одноэтажные и двухэтажные дома города с заостренными концами крыши. Каждую тропинку сопровождает маленький садик с подстриженной ёжиком травой и миниатюрными цветами. Часто тропинки пролегают через круглые арки, соединяющие два жилых дома, и канатные мосты, через весёлые ручейки.
 

Ларохи

Member
Best answers
0
Глаза обожгло светом Солнца, уже прошедшего треть своего пути по небосводу, когда циновка упала и обернулась цилиндром вокруг его ног. Сощурившись от яркого света, Ларохи прикрыл их дрожащей ослабевшей рукой и окунулся в жаркий розоватый полумрак с тенью холода на лице. Выглянув через некоторое время, он различил перед собою блистающую днём улицу, покрытую пылью, но это была добрая дорожная пыль - тонкий песок и не более того.
Оглянувшись, он, разумеется, своих носильщиков не увидел. Единственное что удивляло, так это то, что он не услышал абсолютно ничего после того момента, как его поставили на землю. Впрочем, он заметил ещё в лесу, что его неожиданные попутчики имели поступь очень тихую, а ходили, несмотря на низенький рост и плотную комплекцию, с весьма порядочной скоростью.

Мысленно попрощавшись со странными существами и пожелав им удачи, Фэн огляделся уже более пристально. Улица как улица. Таких домиков и улочек он повидал за свою жизнь столько, что это зрелище ему немножко приелось. На заборе, купающемся в лучах светила, довольно прикрыв глаза, даже лежал стандартный рыжий кот, совершенно непременная черта подобных не слишком густозаселённых, но вполне жилых мест. То, что никого вокруг не было, не слишком удивило опытного сборщика пошлин - распаковка нищего старика, завёрнутого в циновку, на глазах у многих людей да ещё посреди бела дня привлекло бы много ненужного внимания, как бы быстро и как бы тихо ты ни ходил, а эти люди с шикарными бородами явно местные и не хотят подпортить себе репутацию такими сомнительными действиями. Почему, интересно, его не оставили в воротах, и неужели он был настолько похож просто на свёрнутую циновку, что никто и не заподозрил группу людей, которые прямо через город несли его на плечах? Или тут так принято?

Постепенно до Фэна начало доходить, однако, некоторое странное обстоятельство. Ведь эти странные существа выглядели совсем не как жители известных ему окрестных стран, разве что немного походили на варваров севера, но те были высокими, а эти существенно ниже. Тем не менее они носили одежду недостойных восточных пиратов, а домики вокруг имели архитектуру, не слишком отличающуюся от привычной ему. Вот уж странно...
Надо в тенёк отойти. Ларохи нехотя немного присел (уж лучше так, чем нагибаться), поднял обернувшуюся цилиндром циновку и, отковыливая в тенёчек у всё того же самого забора, смотал спальную принадлежность поплотнее и повесил на спину.
Итак, на чём он там остановился? Ах да, архитектура. Может быть, это ещё Срединное Государство? Там, где он стоял, к сожалению, не было ни одной вывески или иной надписи - так бы он мог примерно определить, куда его занесло - пока он учился на свою малополезную специальность, им преподавали географию и жизненный уклад окрестных государств. Кстати, надо сказать, что для него показалась достаточно удивительным тогда, что пираты, судя по всему, имели вполне развитую культуру, пусть его преподаватель, маленький, дёрганый, но в целом добрый Ай, всё время и пытался их принизить в этом плане, ибо они были неугодны Императору. Фэн, впрочем, не придал этому особенного значения - жизнь других народов, да, и, признаться, его собственного, его не слишком интересовала.
Если это действительно так, и он всё ещё на родине, то странные существа, очевидно, были шпионами разбойничьего Истока Солнца. Неудивительно, что они его не понимали - у них ведь совсем другой язык, пусть на письме и много заимствований, что непременно и не без гордости подчёркивал его педагог, мол, всё равно языки соседей растут из их, великого и могучего. Низкие существа, однако, на пиратов были совсем не похожи, ведь тех, особенно мужчин, было по виду весьма затруднительно отличить от подданных Срединного Государства, и уж точно они не отличались столь шикарными волосами на лице. Странно. Ещё, насколько он помнил курсы спустя сорок лет, не в порядках пиратов было отпускать врагов так просто, а уж тем более если они чего-то видели.

Фэну очень хотелось есть. И пить. И поспать нормально, переодевшись в нормальную одежду. И вымыться. Он всё же был человек, да и не в его возрасте было устраивать себе приключения.
Однако он стоял там, у забора с блаженно дрыхнущим котом, ободранный и без существенных денег (он не слишком любил брать с собой много - ведь тогда можно его убить и сослаться на грабителей, да и во взятке обвинить, в превышении своей зарплаты и вообще лучше не рисковать.) и думал о сложившейся ситуации так, как будто это был просто замечательный солнечный денёк, когда можно прогуляться по округе и подумать немного, (хотя, конечно, отчасти оно так и было на самом деле), а рассматриваемые вопросы его самого ничуть не касаются. Связь с реальностью его была надёжно прервана годами нелюбимой муторной работы днём и глубокомысленного созерцания математических абстракций вечерами. Денег ему всегда более-менее хватало и он просто привык не думать об этом, чтоб не отвлекаться от важных задач.
Так и получилось.
В конце концов Фэн решил, что оптимальнее будет немножко пройти вперёд, увидеть больше и сэкономить себе время, ушедшее бы иначе на раздумья, что привели бы к тому же самому результату. Излишней скромностью он не страдал и действительно верил в то, что рано или поздно может докопаться до решения любой задачи, если есть достаточно исходных данных. В реальном мире, в любом конкретно взятом объёме, исходных данных, на самом деле, бесконечное количество и потому их всегда достаточно для решения любых бытовых задач, считал он. Данная точка зрения на самом деле была неточна и он сам это понимал, но на бытовом уровне это действительно выполнялось.

Вздохнув, Фэн начал ковылять от Солнца, созерцая свою трясущуюся и раскачивающуюся тень на мелкозернистой поверхности дороги и стараясь держаться в тени строений - ещё солнечного удара ему не хватало.
 
Последнее редактирование модератором:

Ларохи

Member
Best answers
0
... Потом вдруг, как будто ему пришла в голову какая-то мысль, повернулся, прошёл немного назад, поднял руку, нашарил дрожащими пальцами кота и ухватил его за шкирку. При обращении с кошками главное всё делать с таким видом, как будто твои действия целиком в порядке вещей. Помнится, у них на рабочем месте, пока тот ещё был помощником, тоже жил кот, здоровенный и толстый Хэй. Жил, конечно, нелегально, но его обильно подкармливали, а начальство несколько поступилось правилами в угоду стрессоустойчивости работающих. Ведь на такой работе и смертоубийства на нервной почве случались и чего только не было, поэтому лучше уж так.
Кот (или кошка, так сразу и не отличишь) коротко удивлённо мявкнул, когда его внезапно оторвали от забора и усадили на руки, и выпучил глаза на странного старикашку, что столь нагло прервал его отдых, при этом, видимо, раздумывая, как ему вести себя и не следует ли дать дёру. Ошейника на нём не было.
Похоже, рассудив, что оборванный старик достаточно невменяем (а пальцы у Фэна были пусть и дрожащие сейчас, но цепкие - ему не раз приходилось лазать по горам за неплательщиками или останавливать на скаку их же, убегающих на гужевом транспорте), кот успокоился и снова заснул.
Это странный эффект, на самом деле, и Фэн уже не раз его замечал - кошки, как правило, не ссорятся с теми, кого считают неразумным и при этом бесстрашным. Поэтому когда дитятко совершенно без всякого зазрения берёт совершенно незнакомую кошку и начинает с ней играть, то кошка либо старается убежать сразу, либо, к удивлению окружающих, безропотно переносит все те пытки, что уготовило ей богатое детское воображение.

Перехватив с большой степенью вероятности нагло украденного кота поудобнее, Ларохи уже несколько бодрее двинулся вперёд по улице.
На самом деле это некоторая ошибка полагать, что кота можно действительно украсть подобным образом. Чтобы украсть кота по-настоящему, нужна клетка и некоторое оборудование для поимки, потому что в клетку кот сам точно не полезет. Во всех же остальных случаях коту, как правило, ничто не мешает вернуться домой самостоятельно. А если уж он соблазнился тем или иным образом не возвращаться, то слово "украсть" или "похитить" тут уже навряд-ли применимо, ведь это уже область взаимоотношений разумных существ в духе "он увёл от него девушку" и тому подобного, а уголовный кодекс на такое не распространяется.
Поэтому Фэна не слишком тревожил юридический аспект подобного поступка. Кот же, однако, мог ему здорово пригодиться просто своим присутствием.

Денёк выдался жарким - облаков почти не было, но поразительно красивым - это напоминало ему годы своего обучения в Северной Столице. Порывшись за пазухой свободной от животинки рукой, Фэн наконец-то вынул и расправил чуть помявшуюся, но в целом вполне исправную чиновничью шапку, надел. От Солнца это ему всё же могло несколько помочь, пусть и выгядел он в ней несколько странно со своей изрядно поредевшей гривой волос.

Пахло горячим песком, рыбой и вареным рисом, а ещё какими-то травами. Навстречу никто не попадался - наверное, людям слишком жарко куда-то выходить. Впрочем, солнце-то ещё не слишком высоко. Ночью они все работают, что ли? Впрочем, скорее наборот - квартал-то жилой, а значит, сейчас все на работе, а дети учатся. А жещины? Они-то должны быть дома и следить за хозяйством?

Мысль о том, что женщины тоже могут работать где-то, не слишком приходила в голову Фэну, ведь пусть его мать и была вполне успешным математиком, но она была скорее исключением и всё равно занималась домашним хозяйством и работала в основном дома.

Впрочем, пройдя немного, он с некоторым облегчением увидел во дворе одного из домов крепкую женщину, развешивающую сушиться одежду - всё сплошь пиратского покроя, кстати. Женщина заметила его взгляд и косо посмотрела на него, мол, ходят тут всякие оборванцы, но во-первых, очень коротко, ибо были всё же правила вежливости, во вторых, взгляд её существенно смягчился при взгляде на кота. Мелькнуло в нём и некоторое удивление.

Кот - существо очень полезное.

Через некоторое время он встретил отцветшую вишню, под которой всё ещё не смешался окончательно с пылью ковёр сухих лепестков, а на ветвях уже созревали ягоды. Пираты любили вишню, особенно цветущую, это знал даже ребёнок, пусть обычно о них им и не рассказывали много. У него находилось всё больше улик, что его тем или иным образом занесло на одну из территорий Основания Солнца. Вот это уже плохо. Между их народами редко когда было взаимопонимание, особенно в последнее время. Но, в конце концов, он же ехал на запад, как он мог очутиться внезапно далеко на востоке, да ещё и пересечь море?
Можеть быть, они основали здесь тайную колонию, заручившись поддержкой странных низеньких существ, странно похожих на варваров севера? Тогда он скорее всего находится в какой-нибудь долине среди Небесных Гор. Хмм... Очень интересно, Император наверняка не знает об этом.
Впрочем, не сказать, чтобы Фэну очень нравился Император, хотя, надо признать, страной тот управлял весьма умело. Но он был слишком амбициозен в военном плане и не знал чувства меры.

За подобные суждения вслух Ларохи могли бы сместить с должности, а то и похуже.

Фэн поймал себя на том, что уже полчаса задумчиво смотрит на незрелые ещё ягоды, почёсывая кота за ухом.
Кот выглядел на удивление довольным для своего положения, а внутри него отчётливо билось сердце и, рождаясь, пропадали какие-то странные мурки. Также он с некоторым удивлением заметил, что постоянно слышит какой-то грохот и скрип, будто отдающийся в пятках. Он слышал его уже достаточно долго, но заметил только сейчас, причём, как это часто бывает, замеченный, звук стал заметно громче. Закрыв глаза, можно было представить, будто ты находишься посреди толчеи народу, а вкруг тебя снуют люди и телеги, которые кто-то грузит и перегружает. Похоже, где-то неподалёку достаточно активная улица. Ларохи начинал понемногу привыкать к этому странному новому свойству его организма, но пока всё же не мог особенно понять, отчего так происходит и как этим управлять.
Очевидно, если он пойдёт дальше, он выйдет на много людей. Но надо ли это ему на самом деле? Какова будет их реакция на обтрёпанного жителя Срединного Государства? Может, ему стоит просить милостыню? Ха-ха-ха. Этот приём не проходил толком ни в Срединном Государстве, не пройдёт и у пиратов. Очень жёсткие порядки.
Да и как-то неуютно просить милостыню сборщику пошлин.
И он пришёл таким образом туда, откуда начал. Что ему делать? Человек без еды продержится где-то неделю. У него осталось немного риса, может, он сможет найти где-то воду, и, о, несбыточная мечта, котелок. Но этого всего ему ненадолго хватит. Ему нужна была чья-то доброта или устойчивое занятие. Если он пойдёт к людям, возможно, он это найдёт. Но ему не хотелось думать о том, что ещё с ним может случиться кроме этого.
Впрочем, у пиратов, эх, память дырявая, вроде как строгие законы и обычные жители ему, скорее всего, ничего не сделают. Но если здесь есть патрули сил правопорядка или, не дай Яньло, военные, вот тут-то у него и могут начаться крупные неприятности.

Ларохи всё ещё стоял под вишней и думал. Вот уже час как он не двигался с места. Хорошо, что вишня давала тень.

Ситуация... Он начинал чувствовать себя чужим здесь, под этой вишней, среди чистого и ухоженного города, что раскинулся под палящим солнцем. С другой стороны, у него осталось чуть-чуть денег после встречи с Му (он же не знал заранее, сколько будет стоить лосьон) - этого не хватит даже на котелок, но зато может хватить на нитку и иголку, а это немало. Грязь на нём нежирная, это просто земляная грязь из тоннеля и немного его выделений, ему даже щёлочь не понадобится, наверное. Если он вымоется и зашьётся, то по крайней мере не будет провоцировать стражей порядка и избегнет самой ужасной участи. У него осталось немного риса... Сколько он протянет и не лучше ли уйти обратно в лес? Там по крайней мере можно хоть справлять нужду без особенных проблем и, может быть, жевать какие-то листики. Бамбук, кстати, вполне съедобен, молодые побеги даже достаточно часто используются в пищу. Но, с другой стороны, Ларохи вспомнил звериные звуки, что слышал, пока его несли, и поёжился. Это мало чем лучше варианта со стражами правопорядка. Надо по крайней мере научиться их распугивать для начала.
Скорее всего, его новые таланты выручат его, но ему нужно тренироваться и тянуть, тянуть своё существование. Пока можно попытать счастья среди людей, всё равно в дырявой одежде в лесу неуютно, ибо насекомые и вообще, а чтобы выйти, ему нужно так или иначе пройти через город. Да и может, его всё же не убьют сразу, если поймают.

Продолжая чесать кота - тот теперь был его единственной, пусть и ненадёжной, защитой - Фэн направился на грохот повозок.
 
Последнее редактирование модератором:
Сверху